А если Путин всё-таки нападает?

А если Путин всё-таки нападает?
Евгений Стелькин

Вот уже более двух лет украинцы слышат от власти одну и ту же страшилку о возможном прямом российском вторжении. Причем, исключительно в политическом контексте: мол, не голосуйте за оппозицию – а то Путин нападет, не устраиваете третий Майдан – а то тем более Путин нападает! За это время страшилка изрядно приелась, угроза потеряла свою актуальность, и уже произносится многими как одна из политических шуток нашего смутного времени. Ну а власть, монотонно бубнящая «а то Путин нападет!», стала напоминать мальчика из известной сказки, шугавшего своих соседей воплями «волки! волки!».

Однако, как вы помните из этой сказки, волки однажды все-таки пришли. Не случится ли это и в нашей реальности? Ведь вероятность наихудшего для Украины сценария резко возросла с избранием в США «не того» президента. До недавнего между Киевом и Москвой стоял только Вашингтон, однако теперь он может отойти в сторону - предоставив Кремлю полную свободу действия в отношении Украины. И если в гораздо более худших стартовых условиях 2014 года Путин решился на авантюру в Крыму, то что же он может предпринять, когда мир отвернется от Украины?

Под развесистой вишней

Общепринято считать, что основным стратегическим планом Кремля является «обмен» Донбасса на Крым. То есть Россия рассчитывает вынудить Украину согласится на аннексию Крыма (добровольно отказаться от полуострова) в обмен на возвращение контроля над восточным Донбассом. Ключевым фактором этой схемы была невозможность самостоятельного возвращения Украиной восточного Донбасса. Для чего Россия использовала как военную, так и политическую помощь сепаратистам: то посылая им своих «отпускников», то навязывая Киеву т.н. Минский мир.

Почему же навязывая? Потому что в силу бестолковости командования и разгильдяйства личного состава «сильнейшей армии Европы», её наступательные (Саур-Могила, Иловайск, Луганск) и оборонительные (Дебальцево) операции заканчивались успешным провалом. После чего Киеву приходилось вновь и вновь усаживаться за стол переговоров, хотя даже горе-аналитики Генштаба понимали, что у противника (сепаратисты + «отпускники») нет сил для полномасштабного наступления даже до Запорожья и Харькова. Но Минский мир это не только следствие импотенции командования украинских силовиков. Это еще и полное отсутствие независимости у украинских политиков, позволивших «нагнуть» себя Европе – обеспокоенной «эскалацией конфликта на Востоке».

Вот так Путин их и пинал: то сапогом «бурятов», то дипломатической мухобойкой Меркель. А они, пытаясь изобразить пред своими избирателями наличие какого-то гонора, набирались недюжинной смелости, чтобы заявить о своем принципиальном несогласии с каким-то параграфом Минского мира или даже занять какую-то безымянную высотку на безвестной «промке».

Думается, что единственным источником этой «смелости» была поддержка США – которой Киев тоже пользовался довольно бестолково и неумело. Ведь всё, что мог родить сумрачный гений украинской политики – это сесть под развесистую вишню и ждать, пока Россия развалиться под гнетом санкций и сама уйдет из Донбасса и Крыма (а то и Кубани). Некоторые ждут этого до сих пор – как, например, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука.

Однако никто всерьез не задавался вопросом: почему имея широкую поддержку США и кое-какую Евросоюза, Украина так и не решилась отвоевать обратно свои законные территории на Донбассе и в Крыму? Боялась, что в ответ «Путин нападет»? Вполне вероятно! Ведь Россия исходила из принципа рэкетира: отобрала часть (Крым) и подожгла малое (Донбасс), принудив Киев к перемирию под страхом потерять остальное. Не будем ура-патриотами, а признаем честно: Украина в разы уступает военной мощи России даже без учета её РВНС. И сколько бы кукол-мотанок волонтеры не подарили добробатовцам, ситуация от этого не изменится.

На чем держится Минский мир?

А как же поддержка Запада? Но давайте вспомним, в чем она заключалась: ввели некоторые экономически санкции против России, огласили угрозу серьезных экономических санкций против России (отключение от SWIFT и валютного рефинансирования), пообещали дать Украине что-то из легких «летальных вооружений» - и всё, больше ничего. Тут даже человек, далекий от военной стратегии, сообразит, что поддержка, которую Украина получала от Запада, была сугубо защитной, оборонительной, и не предусматривала силовое возвращение Крыма.

Таким образом, выстраивается схема Минского паритета: Запад угрозой настоящих экономических санкций (а не нынешних опереточных шлепков по попе) предостерегал Россию от прямого вторжения в Украину (далее Крыма и Донбасса), а Россия угрозой своего вторжения предостерегала Украину от реальных попыток силового освобождения утерянных территорий - при этом не запрещая киевским политикам быть «зайцами во хмелю». Ну, покричат, погрозят лапками Москве – и что? Слова и дела в украинской политике давно стали двумя противоположностями.

Из формулы этого паритета мы можем вывести два довольно тревожных для Украины вывода. Первый: если Запад (в первую очередь США) перестанут грозить России теми самыми серьезными секциями, то перед Путиным исчезнет та единственная преграда, которая стояла на его пути к Харькову и Одессе. Подчеркнем, что речь идет не о снятии малоэффективных веденных санкций, которые России что медведю дробинка. То есть, и снимать ничего не продеться, даже говорить об этом вслух не потребуется! Достаточно будет личного телефонного звонка «Володья, я пас!» - и у Володи развяжутся руки.

Второй вывод: если Украина даст России какой-либо повод для «ответных действий», то полномасштабное вторжение российской армии с огромной вероятностью всё-таки начнется. Путин ждал этого повода и ранее, когда Запад еще защищал Украину. Теперь же, когда эта защита оказалась под большим вопросом дальнейших американо-российских отношений, Кремль может даже сам спровоцировать Киев. Или ему в этом вновь поможет… Вашингтон.

О чем не сказал Саакашвили?

Сегодня о российско-грузинском конфликте в августе 2008 года, вошедшем в историю как «война 08.08.08», практически не вспоминают. Помалкивает о нем и один из его главных фигурантов – бывший грузинский президент Михаил Саакашвили, перебравшийся в Украину и уже успевший стать тут сначала одним из «международных профессионалов» новой власти, а затем и украинским оппозиционером.

Саакашвили, с таким энтузиазмом поносящий украинских коррупционеров и их высоких покровителей, так и не признался, за что же его вдруг разлюбили родные грузины – когда-то чуть ли ни боготворившие своего «великого реформатора». А и правда, почему вдруг прошла любовь и завяли грузинские помидоры? Ведь реформы Саакашвили были признаны, в целом, более-менее успешными. Жить как в Европе, грузины, конечно, не стали – но зато у них стало больше порядка и меньше дикой коррупции, страна вновь вернулась в рамки цивилизованного государства. Так что же такого натворил Саакашвили? Неужели грузины обиделись на него за преследование оппозиции?

Нет, причина совсем в ином: грузины не простили ему проигранной войны 08.08.08, сразу после поражения в которой на Грузию еще и обрушился мировой экономический кризис. Мы видим эдакий «германский синдром»: немцы ведь тоже рассердились на своего фюрера не за холокост или развязывание второй мировой, а за то, что он эту войну продул, ввергнув Германию в разруху и унижение. Вот только грузины во многом возводят на своего экс-президента напраслину: хотя идея быстро отбить у пророссийских сепаратистов Южную Осетию была его авантюрой, но полагался он не только на авось. Саакашвили никогда не пошел бы на это шаг, если бы не военная помощь и политическая поддержка США. Вполне вероятно, что Штаты даже подтолкнули его к этому шагу: мол, действуй, а мы прикроем!

Однако утром 9 августа Вашингтон вдруг «забыл» про своего грузинского протеже. Саакашвили не прикрыл никто, кроме его украинского кума Ющенко и батареи украинских ракетчиков – чего было недостаточно для спасения грузинской армии от разгрома. Создавалось впечатление, будто Белый Дом нарочно «развел и кинул» молодую грузинскую демократию. А может быть, так оно и было? Ведь в Белом Доме тогда сидел лучший друг Владимира Путина республиканец Джордж Буш-младший, который наверняка мог сделать ему такой прощальный подарок. Пролить свет на эту загадку может только сам Саакашвили, но он добросовестно молчит, не раскрывая тайн своих ненадежных стратегических партнеров.

Вокруг тех событий возникло немало политических спекуляций, но давайте обратим внимание на их последствия. До: более 15 лет непрекращающихся провокаций и перестрелок на границе Грузии и Южной Осетии, регулярные угрозы Тбилиси вернуть силой мятежную автономию, постоянные трения грузино-российских политических отношений. После: вот уже более 8 лет в регионе царит мир, Грузия более не выдвигает открытых претензий на возвращение автономии (хотя и не признает её независимости), а грузино-российские отношения даже несколько нормализовались, став более прагматичными. Ну и еще практически закрыт вопрос по Абхазии. Если бы еще не чудовищная коррупция, разворовывающая в этих республиках российскую помощь, то они могли бы значительно поднять свой уровень жизни.

И вот как раз повторение «осетинского сценария», только в гораздо больших масштабах, возможно в Украине. Именно для того, чтобы Кремль смог завершить нынешний затянувшийся конфликт одним эффектным ходом, который бы заставил Киев не только забыть о Крыме, но и пойти на примирение с Москвой. Если кто-то полагает, что это нонсенс, то он ошибается: история не раз показывала пример того, что рассоренные политиками страны после большой войны довольно быстро приходят к примирению – особенно если в этой войне погибли все активные сторонники конфликта. И как раз на это может рассчитывать Путин.

План Путина

Но как же быть с главным тезисом современной украинской политики «а то Путин нападет!»? Ведь более двух лет Украина старательно избегала давать Кремлю поводы для вторжения. А вот тут стоит обратить внимание на резко активизировавшихся ура-патриотов и прочих подобных. Например, в декабре глава Донецкой администрации (сидящей в Краматорске) Павел Жебривский (по совместительству – один из крупнейших олигархов Украины и друг Петра Порошенко) вдруг начал вещать о «хорватском сценарии» в отношении Донецка. Точно так же про опыт Хорватии в решении проблемы сепаратизма сейчас вспомнили многие национал-патриоты. Что, если это «ж-ж-ж» неспроста?

Вариантов провокации конфликта много, все не перечислить. Но особое внимание стоит уделить тому, что в последнее время украинская власть теряет контроль над многочисленными «активистами» и «патриотами», а также «титушками» олигархов и криминальными старателями – уже создавших в Полесье и на Ровенщине целые «республики», куда бояться сунуть нос украинские силовики. А между тем кто-то отлично управляет этими «лихими хлопцами», как игрушечными солдатиками - и может использовать их для чего угодно, на свое усмотрение.

Вот, к примеру, недавно на Донбасс отправилась большая группа «ветеранов АТО» под предводительством нардепа Семена Семенченко (он же Костя Гришин), чтобы устроить «настоящую блокаду сепаратистам». Довольно странно как это в «правовой державе» невесть кто начнет устанавливать на дорогах свои блокпосты и непонятно на каком основании шмонать проезжающий транспорт на предмет наличия «контрабанды» - в которую побратимы Кости Гришина записали ввозимые в «республики» макароны и сигареты. Смысла этой очередной глупости мало кто понимает, большинство украинцев сходится на том, что «ветераны» решили подзаработать. Но что, что если это начало намного более серьезной провокации? Вчера они поперлись «блокировать сепаратистов», а завтра захотят самостоятельно «освободить Луганск» или даже «вернуть Крым» - создав повод для «ответного хода» Путина?

И вот тут возникает мысль, что роль этих неуёмных «активистов» в пока еще загадочном плане Путина может быть куда более масштабной. До сих пор все считают, что главным ударным кулаком Кремля (с военной точки зрения) являются авиация и танки – не зря же Путин воссоздал танковую армию. Отсюда постоянные разговоры о том, что Украине нужно больше ЗРК С-300 и нужны американские «джавелины». На самом деле, конечно, никакие «джавелины» не остановят прорыв танкового корпуса, а ВСУ никогда не имели опыта противодействия более чем 2-3 танкам противника за раз – но это так, мелочи. Собственно, дело как раз в том, что бояться нужно не только (и не столько) вражеских танков, сколько собственных.

Но оставим пасьянсы возможных направлений главных ударов российского военного вторжения для любителей штабных игр. Стоит отметить лишь, что самым уязвимым местом ВСУ является их крайне низкая организованность. Но существует еще одна проблема, уже державного масштаба: за три года внутреннего бардака в Украине стремительно радикализовались противники власти и национал-патриотов. Кризис, война, рост цен и тарифов, горе-реформы, хаос, перестрелки на улицах, переименование городов и перекраска заборов, брехливая пропаганда и пустые обещания, националистические шоу, а на «десерт» - какие-то придурки, достающие кассиров требованиями разговаривать на «державной мове». Всё это изрядно достало даже тех украинцев, кто в 2014 году более-менее спокойно отнесся ко второму Майдану.

То, что сейчас эти наши сограждане помалкивают, потому что с момента убийства Олеся Бузины высказывать свое вменение в Украине чревато, не говорит о том, что это всего лишь ничего не значащая «биомасса». Национал-патриоты зря посмеиваются с тех, кто при другой ситуации, мягко говоря, намнет им бока. Вполне вероятно, что их роль уже прописана в том самом плане Путина - например, в качестве электоральной базе следующей украинской власти. Ведь возможный военный удар России по Украине – это лишь метод, каким была и «война 08.08.08», а вот что является целью Путина? Вероятнее всего, превращение Украины (или того, что он намерен от неё оставить) в политически нейтральный буфер между Россией и Западом.

Беги, дядя Петя!

Таким образом, перед Украиной вырисовываются две явные угрозы. Первая – угроза прямого российского военного вторжения, масштабы и направления которого, понятно, остаются в секрете. Ведь неизвестно, какие задачи перед собой оно будет ставить: это может быть показательный разгром нескольких группировок ВСУ (создание политического шока) или планомерное уничтожение определенных категорий защитников Украины (политическая чистка). Понятно одна: наступления до самых Карпат и долговременной оккупации Украины не будет, потому что чем дальше на Запад, тем сильнее будут «не рады» россиянам. И даже на востоке страны главной задачей российской армии будет быстро и красиво уйти обратно со всех территорий, которые Путин не планирует присоединять к России – как это сделала российская армия в 2008 году в Грузии.

Вторая угроза, в большей степени, является таковой лишь для украинской власти и национал-патриотов. Это «ватные» сограждане, которые с каждой новой «реформой» власти и с каждой новой выходкой «патриотов» становятся еще более «ватнее». Горькая ирония состоит в том, что власть и национал-патриоты сами же и создали себе этих радикальных противников – и Путин в этом процессе участия не принимал. Однако он наверняка планирует использовать в своих целях этот ценный ресурс. Может быть до вторжения, может быть во время вторжения, может быть после. А возможно, что и вместо вторжения – если у Путина есть иной хитрый план того, как «переформатировать» Украину по своему усмотрению.

Что входит в этот план? Безусловно, смена центральной власти – а уж каким методом, не суть важно. Затем нейтрализация активных национал-патриотов (в органах местной власти, силовых структурах, СМИ). Потом политическое и административное реформирование Украины (возможно федерализация), в процессе чего будет происходить договор с той украинской элитой, которая пойдет на такой диалог. Ну вот, в принципе и вся цель Путина - а потребуется ли ему для этого вторжение или нет, сказать трудно.

Главная проблема украинской власти в том, что сейчас она осталась один на один с Путиным и лишена возможности торговаться. Защиту Запада она, похоже, потеряла, а для торгов нужно не только иметь чем торговаться, но и соответствующую репутацию – а она свой мандат доверия растеряла перед всеми. Поддержка национал-патриотов? Но в том-то и состоит коварство Путина, что он может натравить на украинскую власть и их тоже, нужно только знать за какие веревочки дергать, чтобы устроить «Майдан патриотов». Политика выжидания когда вишни сами упадут в рот сыграла с Киевом злую шутку: он потерял инициативу и выпустил вожжи из рук.

Поэтому можно сказать, что украинская власть оказалась совершенно не готовой к наихудшему сценарию развития событий, которым сама же два года пугала украинцев. Думается, что на Банковой прекрасно понимают, что ни «стена Яценюка», ни «сильнейшая армия Европы» не смогут остановить российское вторжение, а вокруг Гаранта не объединятся ни «ватное население», ни «украинские патриоты». Ну а в Раде вообще не строят никаких иллюзий и, возможно, уже привычно готовят новый заговор…

Позор или мудрость?

Что могло бы сорвать этот сценарий и помешать планам Путина в Украине? Скажем сразу: пытаться противостоять вторжению российской армии - это затея, обреченная или на провал, или на колоссальные жертвы. Однако если брать в расчет, что вторжение - это лишь метод достижения целей Путина, то можно сделать так, чтобы такой цели у Кремля в Украине больше не было, а значит, не случилось бы и вторжение. Но как это сделать?

Национал-патриоты уверены, что для этого все украинцы должны заговорить на украинском языке, выстричь на головах оселедцы и выколоть себе на животах символику «Правого Сектора». Мол, если враг увидит всю степень такого «патриотизма» и поймет, что «русскому миру» в Украине не место, то русский медведь не осмелится лезть в украинский улей. Это весьма интересная гипотеза, однако, она пока что она работает лишь против Украины, в интересах таки Кремля – ибо настраивает против этого националистического «цирка» добрую половину украинских граждан, тем самым создавая один из элементов плана Путина.

Власть полагает, что должно произойти чудо – и Путин с Трампом поссорятся, после чего Киев вернет себе поддержку Вашингтона и сможет еще несколько лет спокойно ожидать развала России. Вся нелепость этих ожиданий базируется исключительно на их растерянности и бессилии. Действительно: что это за власть, которая не может унять даже распоясавшихся копателей янтаря, куда ей до решений геополитических вопросов?! Её единственным верным решением было бы объявить досрочные выборы и уйти с миром.

Причем, это должна быть не просто перетасовка нынешних политиков (что ничего не даст), а именно широкие всеукраинские выборы – с допуском к ним всех украинских партий, включая запрещенную КПУ. Без всякого деления на «патриотов» и «ватников», без всяких возгласов «да он кум Януковича!». Более того, если грамотно реализовать Минские соглашения, то эти выборы можно будет провести и на территории восточного Донбасса. Да, там выберут «ватных» депутатов – и национал-патриоты от злости намочат свои камуфлированные шаровары, вопя «ганьба!» и «зрада!». Но это будут «ватные» депутаты Верховной Рады Украины, избранные от украинских городов Донецк и Луганск. Пока эта возможность еще существует, её нужно немедленно реализовать – а не мечтать о том, как заставить дончан проголосовать за «Свободу».

Вернув Донбасс не силой, а миром (вернув и административно, и политически), Киев бы выбил у Путина один из важнейших козырей. Отставка горе-реформаторов и укрощение раздухорившихся ура-патриотов вернула бы доверие к новой власти значительной часть электората – и выбило бы еще один козырь Путина.

В какой-то мере это напоминало бы план Кремля, однако лишь в какой-то мере. Путин замыслил сделать это по-своему, преследуя свою цель – возможно, с боевыми действиями, или с третьим Майданом, или с кромсанием Украины на новые «республики». Киевские политики, в случае наличия у них необходимой мудрости, могли бы сделать это в интересах Украины – ну и себя, конечно, не обидеть. И это всё же лучше, чем доводить страну до краха!

Спортивные комплексы для развития детей Утепляем дом Инструменты для малярных работ "Умный" ремешок для часов Стулья для кухни

Лента новостей