20.02.2017 14:05

Почему Ливия стала кошмаром для Европы

Почему Ливия стала кошмаром для Европы
Евгений Стелькин

ЕС пытается с помощью России обуздать фельдмаршала Халифу Хафтара (Khalifa Haftar), контролирующего большую часть Ливии. Для ЕС на кону стоит многое: рост числа беженцев, риск террора и вероятность нового российского триумфа, передают inosmi.ru.

Россия и президент Владимир Путин после шести лет хаоса, прошедших с момента падения режима диктатора Муаммара Каддафи близки к тому, чтобы одержать в Ливии новую внешнеполитическую победу над Западом.

Россия активизировала сотрудничество с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, который сегодня контролирует не только восточную часть Ливии, но и большинство огромных нефтяных месторождений в стране.

В худшем случае охваченный кризисом ЕС может надеяться на то, что Россия с помощью Хафтара получит решающее влияние на поток беженцев и мигрантов из Африки, которые из Ливии переправляются через Средиземное море в Европу. Вместе с тем Россия может создать опорный пункт для своего военного присутствия в Средиземноморье. В лучшем случае Россия может помочь сделать так, чтобы фельдмарша стал частью приемлемого политического решения в Ливии.

На этом фоне проходит неистовая дипломатическая схватка за популярного 73-летнего североафриканского фельдмаршала. Схватка за расположение Хафтара разыгралась через несколько недель после того, как участники неофициальной встречи на высшем уровне в ЕС сосредоточили внимание на том, что необходимо остановить растущий поток людей, прибывающих через Средиземное море: надо положить конец этому бегству, которое только в прошлом году стоило жизни 4.000 человек, утонувших в Средиземном море, и которое становится все более важной частью игры в логику и в ЕС, и в ряде входящих в него стран.

Рассмотрение роли России в Ливии и будущей роли фельдмаршала было темой многих встреч на правительственном уровне между Россией и Италией, ведущей переговоры от имени ЕС. Сегодня Хафтар становится темой неофициальных встреч между руководящими лицами ЕС и российскими участниками на Конференции по безопасности в Мюнхене, а в понедельник итальянский и британский премьер-министры встретятся в Лондоне, и ситуация в Ливии будет одним из пунктов повестки дня.

Вопрос состоит в том, удастся ли ЕС — возможно, с помощью Москвы и при соответствующих ответных услугах — заставить Хафтара смириться с ролью военного лидера Ливии, подчиняющегося слабому временному правительству в Триполи (GNA), поддерживаемому ООН, которое сегодня контролирует меньшую часть страны. GNA полностью зависит от поддержки разветвленной сети ополченцев в западной части Ливии.

Фельдмаршал — центральная фигура

Шаткость ситуации, в которой оказалось временное правительство, вновь проявилась вчера, когда оно попросило у НАТО помощи в создании органов безопасности и нормально функционирующего правительства. НАТО безуспешно пробовала сделать это уже несколько раз, потому что на практике очень трудно выяснить, кого же на самом деле надо поддерживать в борьбе за власть в Ливии.

«Все заинтересованные страны признали, что Хафтара надо интегрировать во власть в Ливии. Но в настоящий момент Хафтар считает, что ветер дует в его паруса, а его позиции настолько сильны, что ему нет необходимости заключать договоры о разделении власти», — объясняет знаток Ливии со стажем Маттиа Тоальдо (Mattia Toaldo) из Европейского совета по международным делам (European Council on Foreign Affairs).

«Боязнь того, что он станет новым сильным лидером, объясняется прежде всего, тем, что он неоднократно заявлял, что вооруженные силы Ливии должны стать независимыми от политического руководства и гражданских структур. Поэтому существует опасение, что он может превратиться в неуправляемый фактор власти, который получит в стране доминирующее положение. Но помимо прочего он еще и просто популярен у многих ливийцев, которые надеются на то, что его армия окажется в состоянии поставить на место ополченцев, сражающихся между собой, и остановить созданный ими хаос».

Прошлой осенью Хафтар дважды побывал с визитом в Москве, где, в частности, встречался с министром иностранных дел Лавровым. Россия, будучи членом Совета Безопасности ООН, поддерживает правительство в Триполи, но когда российский авианосец «Адмирал Кузнецов» 11 января бросил якорь недалеко от Бенгази по пути домой из Сирии, где он принял участие в войне, Москва дала четкий сигнал ЕС.

При соблюдении всех норм военного протокола Хафтар посетил авианосец и провел видеоконференцию с российским министром обороны Сергеем Шойгу. Нет ничего, что указывало бы на то, что Россия нарушает эмбарго ООН на поставки вооружений и продает оружие Хафтару, но после посещения «Адмирала Кузнецова» многие раненые солдаты Хафтара были отправлены на самолетах на лечение в Россию.

Часть более обширной российской стратегии

По словам Маттиа Тоальдо, Россия придерживается совершенно сознательной геополитической стратегии. «Россия хочет обеспечить себе влияние на Ближнем Востоке и в Северной Африке и за пределами Сирии. Это часть более обширной российской стратегии, когда русские также укрепляют связи и с Ас-Сиси в Египте, и с Палестиной. Россия занимает позицию посредника в Ливии и показывает, что она может делать то, что не удалось Западу после падения режима Каддафи, проложив Хафтару дорогу к власти».

Петер Сееберг (Peter Seeberg) из Южно-датского университета указывает на то, что силы Хафтара сейчас отвоевали контроль над большей частью ливийских нефтяных и газовых месторождений, и особенно над портами. «Россия, прежде всего, заинтересована в том, чтобы получить контроль в регионе не только в Сирии. Но русские также хотят получить что-то и от Хафтара, потому что контроль над нефтью принадлежит ему, и он может проложить путь к возобновлению торговли оружием, существовавшей у России с Каддафи», — говорит Петер Сееберг.

Он полагает, что еще слишком рано что-то говорить о том, удастся ли ЕС привлечь Хафтара к руководству более стабильной Ливией. «Вопрос в том, захочет ли он стать частью политического решения или же он ставит перед собой цель стать единоличным лидером — в худшем смысле, как Каддафи».

Роль США в Ливии остается неясной после того, как к власти пришел президент Трамп. Люди Трампа общались с Хафтаром, к которому относятся с большим пониманием не только в Москве, но и в Вашингтоне — из-за его способности бороться противостоять попыткам ИГИЛ и Аль-Каиды (террористические организации, запрещены в РФ, — прим. ред.) закрепиться в Ливии. Тем не менее, Маттиа Тоальдо сомневается, смогут ли Трамп и Путин договориться по поводу Хафтара.

«Нужно помнить, что американский военный истеблишмент несколько раз активно вмешивался в то, что происходит в Ливии, и военные вовсе не в восторге от того, что Россия после всех их усилий занимает сторону Ливии. И Россия, и США заинтересованы в Хафтаре, но сейчас этот интерес преувеличивать не стоит».

"Умный" ремешок для часов Лепнина из гипса Что такое профнастил? Диета для страдающих от диабета Транспортировка грузов на фурах

Лента новостей