Стриптизерша из Таллина откровенно рассказала о своей профессии

Стриптизерша из Таллина откровенно рассказала о своей профессии
Евгений Стелькин

Лана Островская танцует стриптиз в таллиннском клубе Bardot. Она милая и обаятельная, дружелюбная и открытая, эрудированная и с прекрасным чувством юмора. Мы разговариваем с Ланой в клубе, скорее, болтаем за жизнь, и я то и дело сворачиваю голову в сторону сцены. Там стриптизерши показывают такие чудеса растяжки и эквилибра, что невольно завидуешь их умению управлять собственным телом. Красиво и очень эротично, завораживает!

Когда смотришь, как легко стриптизерша удерживает свое тело параллельно полу и изящно двигается на высоченных каблуках, кажется, что танцевать на пилоне просто. Конечно, это иллюзия. Но, как говорит Лана, научиться можно. И танцевать на 10-сантиметровой платформе и 20-сантиметровых стилетах тоже (кстати, туфли практически невесомы).

У кого-то получится лучше, если девочка гибкая и артистичная от природы, у кого-то хуже. Среди танцовщиц я вижу и довольно плотных, но тоже грациозно двигающихся. Разве стриптизерши не должны быть худышками? Оказывается, нет. И у танцовщицы любой комплекции есть свои поклонники. Между прочим, многие мужчины приходят в стриптиз-клуб выговориться. Видимо, дома не с кем. Так что порой стриптизершам приходится быть и психологинями - давать советы, одобрять, выслушивать о проблемах и переживаниях сильного слабого пола, дискутировать на разные темы.

Вообще искусство стриптиза известно с незапамятных времен. Танцы под музыку с раздеванием были популярны в Древней Индии, Риме, Египте и Греции. Но именно сегодня отмечается Международный день стриптиза. Почему? Вечером 9 февраля 1893 года в известном парижском кабаре Мулен Руж красотка-танцовщица Мона вдруг во время танца перед публикой сбросила с себя всю одежду. Зрители онемели от восторга. За непристойное поведение девушку арестовали и оштрафовали на 100 франков, что вызвало протест и беспорядки в столице Франции, правда, не приведшие к революции. С тех пор эту дату принято считать Днем рождения стриптиза. К этому дню мы и приурочили интервью со стритизершей Ланой Островской.

- Как ты начала танцевать стриптиз?

- Танцевать стрип я начала 12 лет назад. На тот момент я получала второе образование в одном из московских вузов. До этого пару лет работала офисным работником, меняла компании, пытаясь найти лучшее место. Было тяжело, так как приходилось платить и за квартиру, и за учебу, да и просто хотелось хоть иногда сходить в кино, например.

В один прекрасный момент безденежье замучило настолько, что я начала обдумывать варианты, как заработать. Однажды, сидя на работе, я наткнулась на статью об одном из клубов Москвы. Это даже была не статья, а журналистское расследование. Автор попробовала один день поработать в роли танцовщицы. Так я узнала, что в этом стрип-клубе точно нет увольнений танцовщиц. Увольнение - это освобождение от смены и сопровождение гостя за пределы заведения. Мне это подходило, потому что ходить по «увалам» я не собиралась.

Так я решила рискнуть и отправилась на кастинг. Специального танцевального образования у меня нет, но двигаться я на тот момент умела - окончила эстрадно-джазовый колледж. Мне приходилось выступать на сцене: я пела и двигатлась вместе с группой подтанцовки. То есть я не была деревянной, хотя никаких трюков и приемов в стрипе, конечно же, не знала.

- Сколько лет уже танцуешь? Трудно было научиться? Говорят, что поначалу все тело в синяках?

- Танцую почти семь лет с перерывом в шесть с половиной лет. Научиться, наверное, все-таки несложно. Изначально у меня было три ознакомительные тренировки с хореографом. Мне объясняли, как ходить вокруг шеста, двигаться, как танцевать приватный танец. Потом - все, в бой. То есть основная учеба уже была на работе. Смотрела, как другие танцуют, постепенно набирая опыт, приобретала уверенность в себе, какие-то движения показывали девчонки. Ноги страдали, конечно, жутко, но я гордилась своими синяками, хотя это были именно сине-лиловые гематомы. Без этого никак. Потом тело привыкает, и никаких следов не остается. Если только что-то новое не разучиваешь. Но я не трюкачу. Так, есть в арсенале парочка уловок, но я больше на пластику упор делаю, на соблазнение в танце.

- Трудно было раздеться в первый раз?

- Нет, раздеваться мне было на удивление легко. Этого я не стеснялась. Больше всего меня трясло от стыда из-за того, что танцевать я все-таки не умею и смотрюсь коряво и нелепо. 50 граммов коньяка перед первым выходом на сцену почти решили проблему, но я какое-то время переживала из-за своего непрофессионализма. Хотя как раз в первую ночь неплохо поработала. Новичкам везет!

Из-за того, что я не выглядела на свой возраст, коллеги по цеху долго еще обсуждали меня, демонстративно шушукаясь и переглядываясь, удивлялись, зачем такую мелкую взяли. Это тоже добавляло дискомфорт и неуверенность в себе, с чем я успешно боролась. Ну, и гости нередко задавали вопрос: «А ты вообще легально здесь работаешь?» Хотя на тот момент мне было 24 года.

- Были моменты, когда хотелось все бросить?

- Когда такой момент настал, я бросила. Но не из-за того, что не получалось или устала, это был ультиматум молодого человека. Сейчас я, конечно, жалею, потому что любовь, как это бывает, прошла, а потраченное время, за которое я могла бы хорошо заработать, мне никто не вернул. Обстоятельства сложились так, что через шесть с половиной лет пришлось вернуться. Хотя я была уверена, что больше никогда и ни за что. Так бывает в нашем бизнесе.

- У вас есть мода на туфли, одежду, танец?

- Сложно сказать. Я же начинала достаточно давно, и в принципе все то, что носили тогда, актуально и сейчас. Зависит от клуба и дресс-кода в нем. В любом случае, это стриповские трусы, зачастую на застежках, иногда в стразах (кому как нравится), белье, сетки, чулки и профессиональная обувь, хотя есть сумасшедшие, которые работают в обычных туфлях на высоком каблуке. Там же подъем адский, да и вообще неудобно. Не представляю, как в них работать всю ночь.

В танце тоже каждая выражается по-своему. Кто-то трюкачит, кто-то ходит, кто-то работает в партере, соблазняя. Как показала практика, уровень дохода не зависит от твоего умения танцевать. Поэтому есть и те, кто не утруждается.

- Ты сама делаешь себе мейк и прическу?

- Сейчас да, сама. А когда работала в Москве, стилист был в обязаловку. Без прически и макияжа тебя просто не выпустят в зал. Поэтому волосы мне угробили в максимально короткие сроки. Четырех рабочих ночей в неделю на протяжении полугода оказалось достаточно. Сейчас с этим проще. Распустила гриву - королева.

- Как разучиваешь движения? Или они произвольные?

- Так же, как и раньше. Где-то что-то увидела и прошу показать, либо сама, если не сложно. Но сейчас редко добавляю какие-то новые элементы. Уже есть определенный стиль, основной набор трюков, которые разбавляешь «сексом». Единственное, не оставляю без внимания растяжку. Мужчины любят шпагаты.

- Какова высота каблука твоих туфель? Кажется, что стоять на них невозможно.

- Каблук 20 см. На профессиональном языке этот размер называется тройка. Поначалу сложно, а потом привыкаешь. Мои первые стрипы были единички, там платформа наверное сантиметра два всего, так я по стеночке ходила, шаталась. Боялась лишнего движения. А однажды встала на тройки, и теперь это самые удобные для меня туфли.

- На каблуках в обычной жизни ходишь?

- Редко. Только на выход. Раньше, когда не работала в стрипе, я не могла себе позволить выйти из дома не на шпильках, сейчас нет. Ноги устают адски, да и кеды гораздо удобнее, если весь день в бегах. На каблуках нужно все же себя нести, а не носиться по городу с высунутом языком.

- Сколько длится твой рабочий день? Есть другая работа?

- Обожаю этот вопрос про другую работу. Какая еще другая? У меня есть одна, и она меня обеспечивает. Я стриптизерша. Стандартная смена - семь-девять часов, зависит от клуба. Работаем, как правило, пять ночей в неделю, как обычные люди, только понятия утра и вечера у нас другие. Для меня утро зачастую начинается в два часа дня. Иногда раньше, если необходимо.

- Случаются ли конфликты с девочками-коллегами?

- Конечно. Но не часто. Везде, где я работаю, достаточно дружный коллектив, в этом плане повезло. Тем более в Bardot все свои девчонки, агентские, мы вообще редко что-то делим, всегда можем договориться между собой. Как-никак, в одной упряжке. Если что-то и случается, так это обычно последствия алкоголя. В гримерке поцапались немного, до конца смены не разговариваем друг с другом. На следующий день уже все хорошо. Мир. Чаще сценарий такой.

- Среди посетителей есть поклонники? Как они выражают свою симпатию?

- Есть, конечно. У каждой девочки есть постоянник (гость). В плане выражения симпатий... Тут кто на что способен. Дорогое шампанское покупают и вообще хорошо тратятся, когда приходят. Подарки, бывает, дарят. Очень часто букеты приносят. Хотя цветы получаем не только от постоянников, бывает, и случайные гости так выражают свою благодарность за вечер.

- Мужское внимание раздражает или вдохновляет? Гости часто предлагают секс?

- Хороший вопрос. Мужского внимания, благодаря этой работе, в избытке. Даже устаешь от него иногда. Ведь это происходит не только на работе, но и за ее пределами. Зачастую танцовщицы - яркие девчонки, ухоженные. Плюс, как я уже говорила, уверенность в себе появляется мощная. Иначе ведешь себя, хорошо одеваешься, безусловно, мужчины на это ведутся. Тут по настроению. И зависит от твоего личного отношения к конкретному человеку. Иногда бесят.

У других девчонок не знаю, наверное, так же. Особенно у тех, кто в этом бизнесе много лет. Секс предлагают каждый божий день. И за деньги, и по большой и чистой любви. На это давно не обращаем внимания. В гримерке обсудим, посмеемся и дальше работаем.

Источник

Новость о пожаре в Мытищи Корпоратив на работе: что надеть? Проблема гаджетомании у детей Купить новостройку или вторичку? Можно ли заработать настоящие деньги с помощью мобильного телефона

Лента новостей